Некоммерческое партнёрство КОВЧЕГ
Действующее экопоселение. Калужская область, Малоярославецкий район
Главная страница / English
О нас (27.08.09)
Новости   (13 сентября 2016)
  • Сбор помощи Е.Лазутиной
    Ответы на ваши вопросы
    Как доехать
    Вести с полей (29.03.11)
    Видеоролики (12.02.11)
    Статьи: Наши мысли и опыт (09.06.2016)
    Наши товары и услуги (заходите!)
    Наше творчество:
    Фотоальбом (25.04.16)
    Почта

    Ближайшие семинары:

    · Ремесленный:
       8-9 октября 2016
    · По строительству:
       14-16 октября 2016

    · Частые вопросы о семинарах

    Для тех, кому неудобно приехать на семинар: "В гости в Ковчег"



    Подписаться на новости
    через почту


    Или подписка через форму:



    English version:
    * Main page
    * Key facts
    * Photos
    * E-mail



    Материалы по обороне
    Ильинских рубежей:
    Ильинские рубежи - материалы

  • Мысли поселенцев

    Дмитрий В.

    Эта статья была написана еще летом 2009 года, и далее в течение года с лишним я пытался её опубликовать в журналах (причём начиная от специализированных, например, по муниципальному управлению, и заканчивая публицистическими). Было получено несколько положительных отзывов, однако даже в самом лучшем случае после полугода обещаний статья всё равно отклонялась. Как известно, наши СМИ очень чётко отслеживают конъюнктуру, так что это, увы, в лишний раз подтверждает низкую актуальность деревни для государства.

    Почему государству не нужна деревня?

    Обстановка в стране такова,
    Что мне трудно найти слова.
    Владимир Вишневский

    Российская деревня медленно вымирает. Это сравнительно слабо заметно на юге, весьма заметно в средней полосе и очевидно на севере. Во время поездки в Вологодскую область меня лично сильно поразили огромные двухэтажные бревенчатые дома, брошенные со всей утварью и уже частью пограбленные, стоящие посреди дичающих садов старых деревень. Царство запустения и безмолвия. Умершая деревня. А соседняя деревня сгорела весной с травяным палом, когда в ней остался всего один житель. Пал пришёл со стороны, и оставшийся дедушка сделать ничего не смог. Пока другие дома тушить пытался, свой дом загорелся. Даже паспорт забрать не успел, так всё и сгорело. Остатки печей - кирпичный лом - разобрали на стройки, и на месте домов остались только невысокие пологие холмики земли, на которых стоят упавшие со второго этажа каркасы кроватей, покорёженные и обожжённые. Дедушка этот сильно по своей когда-то многолюдной деревне тосковал. Дети забрали его в город, но на лето он, не слушая никого, возвращался. Поставил в своем старом саду под яблонями шалашик, в шалаше - лежанка и полочка, рядом со входом - небольшой очаг, под навесом лежат закопчённые чайник и кастрюля... Пока тепло, он каждое лето живёт там, бродит под родными высоченными тополями, под которыми бегал ребёнком, сидит на берегу реки и вспоминает когда-то большую шумную деревню, а на зиму уезжает в город в тесную квартиру, где для него нет жизни, и осталось одно только существование.

    Есть, конечно, деревни, где осталось два-три жилых дома, в которых последние бабушки доживают свой век. Кого-то забрали в город дети и внуки, кто-то остается на своей земле. Рядом с городами процесс не так заметен, поскольку дома и участки часто используются под дачи. Но большую часть года там тоже царит безмолвие. А если отъезжаешь подальше от городов и от трассы, то сразу становится видно, что там давно никого не было: одинокие наклонившиеся столбы протянутого электричества, покосившиеся дома, заросшие травой улицы и... тишина...

    Почему так происходит? Нужна ли стране деревня? Можно ли остановить процесс деградации? Постараемся в меру сил ответить на эти непростые вопросы.

    Зачем нужна деревня: сельхозпродукция

    Для начала попробуем разобраться с вопросом - зачем вообще нужна деревня? Вообще нужна ли она кому-то?

    Существует довольно распространённое мнение, что население сельской местности играет малую роль в жизни стран. В лучшем случае это незнание важных фактов.

    Иван Рубанов ("Эксперт" №22 (611) за 2008 год) пишет: "Взгляд на аграрную статистику - как выстрел в голову. С начала нынешнего десятилетия стоимость ввезённого продовольствия ежегодно увеличивалась приблизительно на 30% в год, и к прошлому году достигла почти 30 млрд. долларов. Некогда ведущая аграрная держава теперь покупает продуктов не меньше, чем производит сама". Фактически мы "боремся" за первое место в мире по импорту продовольствия с Японией. При этом Япония находится в уникальной ситуации - у японцев в каком-то смысле нет другого выхода: численность населения там больше, чем в России, а территория на два порядка меньше. Т.е. им физически крайне сложно производить большое количество сельскохозяйственной продукции. Наш же резкий рост нетто-импорта продовольствия связан в основном с увеличением цен на нефть. Ниже график роста импорта продовольствия по годам:


    Источник: "Эксперт" №22 за 2008

    Интересно, что если Япония занимает первое место в мире среди развитых стран по поддержке (субсидированию) своего сельского хозяйства, то у нас оно поддерживается довольно слабо, причем уровень поддержки постоянно снижается:


    Источник: "Эксперт" №22 за 2008

    Когда-то Россия была ведущей аграрной державой, а сейчас импортируется продовольствия больше, чем производится внутри страны. Фактически это означает обмен невозобновляемых ресурсов на возобновляемые. Аграрный импорт практически равен стоимости российского газа, экспортируемого в Западную Европу.

    Одним из существенных недостатков Советского Союза часто называлась удручающе низкая эффективность сельского хозяйства и, в частности, высокие потери на стадии переработки сельхозпродукции. Только по официальной статистике более половины картофеля, например, сгнивало на пути к потребителю. В ходе либеральных реформ последних лет ситуация кардинально ухудшилась. Во-первых, примерно в 30 раз (!) упала прямая господдержка. В итоге если в середине 80-х за тонну зерна можно было купить 3 тонны дизельного топлива, то в конце 90-х - в 10 раз меньше. Это драматически сказалось на рентабельности, а значит и на заинтересованности хозяйств в производстве сельхозпродукции. Представьте ситуацию, если например, раньше у вас был доход не слишком большой, но позволявший и семью накормить, одеть, обуть, и машину купить, и ездить к родственникам в другие города, а потом вам зарплату в 10 раз понизили. Какой смысл на такую работу ходить? Люди и переставали это делать. Но когда прекращали существовать бывшие колхозы и совхозы, это вызывало деградацию всей окрестной инфраструктуры. Например, некому становилось зимой чистить дороги (действительно - некому стало поддерживать технику, которая в состоянии это делать). А остаться зимой без дороги - это испытание не каждой семье по силам. В результате оставшиеся люди массово покидали деревни.

    Впрочем, вернемся на государственный уровень. Промышленное производство продовольствия падало устрашающими темпами. Поскольку положение нужно было каким-то образом спасать, были кардинально снижены таможенные пошлины на импорт продовольствия в Россию, что вызвало волну импорта. Большое число компаний занялось этим новым бизнесом, результаты чего можно наблюдать сегодня в любом продуктовом магазине. Даже в сельской местности сегодня в магазинах продаются польские яблоки, китайские груши и финские сыры. Бананы давно стоят дешевле огурцов.

    Таблица 1. Сравнение значений таможенных импортных пошлин по странам.

    Страна/регионЗначения импортных тарифов, %
    среднеемаксимальное
    США11,9379
    ЕС-1520,5219
    Япония80,12550
    Бразилия35,655
    Мексика44,4450
    Индия116300
    Россия1325*
    *За исключением какао - 50%. Источники: Серова Е.В., IPC, АПЭ

    Как видно, в среднем пошлины ниже только в США, однако там имеется несколько очень продуманных программ поддержки сельского хозяйства, благодаря чему Штаты являются крупнейшим экспортёром продовольствия в мире. Т.е. не только кормят свое собственное население, вдвое превосходящее население России, но и масштабно экспортируют продукты питания. В этом смысле равняться на США в области открытости сельскохозяйственных таможенных барьеров при диаметрально противоположной внутренней политике в области сельского хозяйства - на редкость неразумный подход. Кстати, даже в такой ситуации США используют запретительные пошлины на сельхозпродукцию (более 300%), использование же запретительных пошлин со стороны России - явно слишком строгая мера по отношению к западным производителям.

    Поскольку у нас стало модно ссылаться на американцев, процитируем их ученого Мариона Энсмингера: "Продукты питания - это и ответственность, и оружие. Ответственность потому, что одно из важнейших прав - право на пищу и её потребление в достатке. С другой стороны - это оружие, поскольку в политике и экономике продукты питания играют огромную роль и обладают большей силой, чем пушки или нефть". В последнее время открыто признаётся, что СССР был побеждён этим оружием - дефицит продовольствия серьезно подорвал веру людей в дееспособность правительства. Тем удивительнее, что современная Россия уверенно идёт тем же путём.

    Часто, пытаясь оправдать малую эффективность сельского хозяйства России, всё валят на климат, мол, у нас зона рискованного земледелия. При этом как-то забывают, что Россия на 4-м месте в мире по площади пашни (на первом, кстати, США). Более того, у нас в стране сосредоточено порядка 40% площадей мирового чернозема - почв, обладающих наиболее высоким естественным уровнем плодородия (!). Также при изучении статистики легко заметить, что одним из крупнейших мировых экспортёров продовольствия является Канада, климат которой весьма суров, особенно по сравнению с югом России.

    Как-то мне довелось лететь на самолёте из Сиэтла (северо-запад США) в Нью-Йорк (северо-восток США). В какой-то момент, посмотрев вниз, был удивлён ровной квадратной сеткой дорог с шагом примерно в километр, между которыми шли распаханные поля. Кое-где, как правило на углах аккуратных квадратиков росли деревья и стояли дома фермеров. И такая картина тянулась насколько хватало глаз. Я смотрел вниз и думал - это же какая мощная государственная воля. Там же, скорее всего, какие-то поля и дома уже были. Но кто-то пришёл, сказал, по линейке на карте дороги начертил - и все было воплощено на местности на огромной территории. Легла удобная сеть поднятых над полями дорог, проезжих в любое время года, с которых сравнительно легко доступны поля. И такая картина тянулась и тянулась. Вблизи городов фермерские угодья ненадолго заканчивались, но вскоре продолжались по той же сетке. Один штат сменял другой, но это приводило только к изменению шага сетки (законы штатов позволяют себе определённую вольницу относительно общей политики). И такая картина внизу продолжалась порядка полутора часов, т.е. что-то около 1500 километров.

    Когда вылетаешь на самолёте из Москвы, открывается совсем другая картина. Да, поля тоже есть, однако сразу заметно, что большая их часть не распахана. Причём распаханные тяготеют к дорогам. Интересно, что с высоты замечательно видна государственная граница России и Белоруссии. Сразу по выезде из России видно, что распахано буквально всё, каждый клочок земли. Там есть, конечно, нюансы, связанные с эффективностью сельского хозяйства (на государственном уровне требуется распахивать всё), но мы же с вами про государственную политику говорим, т.е. чего хочет государство. И выше были приведены три примера, показывающие, как можно увидеть кардинальную разницу в государственной политике, что называется, невооружённым взглядом. Было бы желание просто обратить внимание.

      Какие выводы можно сделать:

    • С точки зрения национальной безопасности Россия сегодня находится в ситуации, в которой никогда ранее в истории не находилась, и которая намного хуже ситуации времён распада СССР. Импортируется более половины продовольствия, сколько-нибудь серьёзные его запасы отсутствуют. В случае конфликтов стало намного проще оказать давление на Россию - достаточно перекрыть границы. Наше положение в этом плане по сравнению с США и крупными европейскими странами - кардинально хуже, фактически с точки зрения продовольственной безопасности мы находимся на противоположном от них крае шкалы.

    • Население земли увеличивается на 80 миллионов человек в год, при этом площадь мировых сельскохозяйственных земель не только перестала расти (были распаханы все доступные земли), но плавно уменьшается с 1985 года (истощение почв, иссушение земель). Как следствие, площадь сельхозземель в расч`те на одного жителя Земли уже много лет неуклонно снижается, притом, что урожайность фактически не меняется. В итоге на ближайшие десятилетия прогнозируется ощутимый рост цен на продовольствие и, возможно, серьёзные потрясения в неурожайные годы (не все страны могут позволить себе закупать продовольствие). США в этой ситуации, даже если доллар обесценится, будут выступать как страна, которая выбирает, кому оказать продовольственную помощь. Россия - как страна, которая будет изыскивать возможности для покупки продовольствия (сельское хозяйство невозможно восстановить за короткий срок).


    Зачем нужна деревня: Культурный аспект

    Еще в начале 20-го века во время поездки в Америку наши писатели-сатирики Ильф и Петров были удивлены большим количеством населения, живущего там в своих домах. "Одноэтажная Америка" - весьма интересная и показательная книга об их поездке в Америку в середине 20-х годов. В дальнейшем тенденция сохранилась, в США всегда считалось престижным иметь свой дом. В СССР - престижно было иметь квартиру в многоэтажке. Интересно, что в США жилые многоэтажки тоже есть, но используются, в основном, как жильё для бедноты. Социологам давно известно, что проживание в многоэтажных домах снижает демографическую нагрузку (снижает рост населения). По тенденции обычно четвёртое поколение проживающих в них уже не имеет детей. Хотя при этом многоэтажные дома могут быть весьма экономны в плане стоимости одной квартиры для семьи. Получается сразу несколько плюсов с точки зрения государства, территория которого перенаселена.

    При этом люди, живущие в своих домах, обычно более здоровы, более самостоятельны и более консервативны (в хорошем смысле этого слова) по сравнению с жителями многоэтажек, более склонных к изменению, или, как считает ряд социологов, к деградации культуры. В своих домах проще сохранить семейные ценности, проще вырастить здоровых детей. Даже американский патриотизм (приносящий Америке массу плюсов в рядовой жизни) в том числе связан и с проживанием в своем доме. Свой дом гораздо чаще воспринимается как свой кусочек Родины (малая Родина). Квартира же, как малая Родина, фактически не воспринимается.

    Как известно, в СССР, а потом и в России пошли другим путём: и спросом, и законами поощрялось в первую очередь строительство дорогих многоэтажных домов со стоимостью квартиры в разы выше стоимости возведения весьма добротного дома такой же площади. В итоге, если в США семья с тремя-четырьмя детьми полноценно живущая в своём доме - это норма, таких семей много как среди среднего класса, так и среди политиков, бизнесменов, актеров, то в России подобные многодетные семьи - большая редкость. Социально-демографический закон работает как часы.

    Западные политики разного уровня не раз говорили и писали, что Россия их интресует только как источник сырья (и желательно, чтобы это сырье было более доступным). В этом плане для обслуживания российских нефтяных вышек вполне достаточно миллионов 15 жителей, а остальные не нужны. Вопрос: нужно ли нам самим следовать такой политике Запада по отношению к России? Т.е. понятно, почему это происходило в начале 90-х, и непонятно, почему в тучные 2000-е.

      Какие выводы можно сделать:

    • Население, живущее в своих домах, в большинстве стран составляет опору общества. Там это наиболее здоровые сильные люди, создающие крепкие семьи, более устойчивые к острым современным проблемам типа наркотиков, деградации семьи и т.д. Исследований и примеров на эту тему много в США, Германии, Франции и т.д. Россия из-за развала деревни на данный момент лишена этой опоры, что может оказать заметное отрицательное влияние на страну в ближайшие десятилетия.

    Сельская демография

    Так сложилось, что автор хорошо знаком со статистикой по Калужской области. Область эта находится в самом центре России. Не слишком на север и не слишком на юг, ещё не Черноземье, но уже и не Карелия. Центральная Россия.

    Подавляющее большинство колхозов и совхозов области развалились в лихие 90-е. Земля, как правило, не обрабатывается (либо обрабатывается только на бумаге), все кто могут - бегут из села в город - в райцентр и дальше. Кто-то в областную Калугу, кто-то Обнинск, кто-то в Москву, благо она не так далеко.

    Ниже приведен график динамики изменения численности сельского населения с 1939 по 2012 годы (прогноз).


    Источник: Федеральная Служба Государственной Статистики по Калужской области, Картографический атлас Калужской области

    В среднем показатель рождаемости 8,3 человек на 1000 жителей (в среднем по России 9,1), смертности 18,5 человек на 1000 жителей (в среднем по России 16,2), соответственно население области сокращается на 1,02% ежегодно (в среднем по России на 0,71%). При этом сельское население области сокращается в среднем примерно на 2% каждый год (это порядка 20% за 10 лет).

    За последние 80 лет сельское население сократилось в 5 раз. Данные статистики очень хорошо видны "на местности". В стороне от трассы довольно много деревень, в которых по воспоминаниям местных жителей в начале ХХ века были сотни дворов. Т.е. например, было село с шестью сотнями дворов, а сейчас там остался один жилой дом. Еще несколько домов используются как дачи, на месте остальных - пустыри. Фактически сохраняется сельское население в поселках около дорог, где есть какое-то производство. В самой сельской местности между деревнями и посёлками происходят те же процессы. Население посёлков тоже сокращается, но сравнительно медленно, а уходят в небытие в первую очередь деревни.

    Интересно посмотреть структуру населения по возрастам. Ниже приведено абсолютное число жителей области в каждой возрастной группе.


    Источник: Федеральная Служба Государственной Статистики по Калужской области

    При анализе структуры населения хорошо видна резкая демографическая яма в диапазоне возрастов 60-70 лет - наследие Великой Отечественной войны. В идеале эта кривая достаточно ровная и плавно ниспадающая (естественное уменьшение населения вследствие несчастных случаев, болезней и т.д.), т.е. детей должно рождаться больше, чем живёт взрослых в каждой из возрастных групп, даже просто для того, чтобы сохранить численность населения на прежнем уровне (рождаться должно как минимум столько же, сколько умирает во всех возрастных группах). На графике хорошо виден провал рождаемости последних 15 лет, что окажет на дальнейшее падение населения области большее влияние, чем вторая мировая война. Во время второй мировой серьёзное падение рождаемости было в течение 5 лет, сейчас рождается меньше, чем тогда (не все родившиеся 60-65 лет назад дожили до сегодняшнего времени, т.е. абсолютное значение было ещё выше), при этом сам спад продолжается уже больше 15 лет. И в сельской местности, и в городе рождается детей практически вдвое меньше, чем было в возрастной группе следующего поколения. Сохранение численности населения в такой ситуации возможно, только если у текущего поколения будет вдвое больше детей. Однако по факту на это сложно надеяться. Средства предохранения сегодня есть в каждом ларьке, и их использование активно рекламируется, иметь детей "не престижно". Поэтому по тенденции, если никаких мер предпринято не будет, следует ожидать, что будут встречаться все более малочисленные семьи в основном с одним ребёнком и у следующего поколения. Это означает дальнейшее ускоряющееся сокращение населения.

    В сельской местности это приводит к тому, что даже при желании поднять какой-то проект (открыть ферму и т.п.), его оказывается физически не с кем поднимать. Нет людей.

    На предыдущем графике абсолютной численности населения кривые жителей сельской местности выглядят более плавными. Это действительно так. Несмотря на активное пьянство и поголовное курение в сельской местности значительно больше детей по сравнению с городом. На графике ниже за 100% взято соотношение женщин в возрасте 20-24 (основной детородный возраст):


    Источник: Федеральная Служба Государственной Статистики по Калужской области

    Фактически из статистики следует, что в деревнях по-прежнему на 15-25% больше детей, по сравнению количеством женщин-матерей соответствующего возраста. Т.е. наблюдается в среднем заметно большее число детей на то же количество жителей без учёта пожилых людей, что означает большее число детей в семьях и/или большее количество семей с детьми. Интересно, что в деревнях также заметно больше мужчин, особенно старше 40 (неочевидный факт). Также велик процент пожилых людей обоего пола по сравнению с соответствующим возрастом в городах (страховые компании хорошо знают, что городах после выхода на пенсию долго не живут).

      Выводы:

    • При на редкость депрессивной ситуации в современной российской деревне и чисто физиологических факторах, снижающих рождаемость (массовое пьянство, активное курение), в сельской местности по-прежнему рождается в среднем ощутимо больше детей, чем в городах. При этом продолжается постоянная миграция населения из деревень в города, в результате чего в абсолютных цифрах сельское население активно сокращается.

    • Сокращение населения России весьма благосклонно воспринимается Китаем, Средней Азией и Европой. Особенно Китаем, в обязательную школьную программу которого входит изучение "несправедливых" договоров, по которым была проведена граница между Китаем и Российской Империей больше 100 лет назад. Т.е. население Китая уже морально подготовлено к восстановлению исторической справедливости. Потенциально это грозит серьезными геополитическими проблемами.

    Деревня и школа

    Излишне говорить, насколько важна сегодня для активных молодых семей школа. В подавляющем большинстве семей вопрос получения детьми среднего, а то и высшего образования не обсуждается. Конечно, дети должны его получить.

    Во многом это заслуга советского периода, когда государством были вложены колоссальные средства в повышение уровня образования, в строительство школ, в том числе сельских, в подготовку кадров.

    Сегодня мы наблюдаем обратную картину - количество школ и дошкольных учреждений сокращается, причем достаточно быстрыми темпами.


    Таблица 2. Число школьных и дошкольных общеобразовательных учреждений в сельской местности в Калужской области.

      2001/0202/0303/0404/0505/0606/0707/08за 6 лет
    Школьных380373352340325308292-23.1%
    Дошкольных1091059594938587-20.2%
    Источник: Федеральная Служба Государственной Статистики по Калужской области

    Получается, что численность сельского населения за эти 6 лет сократилась приблизительно на 11%, а количество школ - на 23%. Фактически, сокращение школ идет опережающими темпами по сравнению с сокращением численности населения при большей относительной доле детей в сельской местности (!). Причина известная - "нет денег". Замечу, что речь идет не о бедных 90-х. Статистика приведена для сравнительно "благополучных" годов "самого быстрого развития России", под конец которых бюджет ломился от финансов, и высокие чиновники спорили, куда лучше вкладывать государственные средства. А в это время сельские школы тихо и незаметно закрывали тысячами по всей стране.

    Понятно, что если закрывается школа, то молодые семьи, которые чудом остались в ближайших деревнях, начинают подумывать о том, чтобы перебраться туда, где школа ещё работает.

    Причём если школа осталась, то встречается довольно показательная картина, которую довелось наблюдать не так давно: школа рапортует, что впервые за долгие годы был набран первый класс. Девять детей - один русский и восемь таджиков. Как я уже писал, в сельской местности катастрофически не хватает непьющих людей. А в странах солнечной Средней Азии по ряду причин жить многим становится невмоготу. В итоге люди приезжают в Россию, селятся в сельской местности, где можно купить дома за бесценок, и довольно успешно живут (ещё и помогая деньгами родственникам в своей стране). Другое дело, что деревня при этом становится скорее азиатской (по речи, одежде, обычаям и праздникам). И если раньше увидеть человека в халате в нашей деревне было огромной редкостью, то сегодня это сравнительно обычное явление.

    Директора успешных хозяйств Волгоградской области в ответ на вопрос корреспондента - какая проблема для них "самая большая" ответили: низкие квоты УФМС (Управление Федеральной Миграционной Службы). Область получает квоты порядка 20-30 тысяч человек (очень изрядная доля от трудоспособного мужского населения сельской местности) в основном - на сельское хозяйство, причем директор предприятия говорит, что пытался завозить рабочих из Удмуртии, но те, кто согласен ехать, очень пьют: 70% приходится отправлять обратно за пьянство. Местные - еще хуже. Цитирую директора совхоза ("Эксперт" №9 (648) за 2009 год): "Узбек или таджик заменяет четырех русских, а один китаец - двух таджиков". При этом мигранты заметно менее требовательны к условиям, к администрации, да и к наличию той же школы (нет, и Бог с ней). Так сегодня заселяются опустевшие села, при активном лоббировании успешных директоров хозяйств.

      Выводы:

    • Если когда-то повышение уровня образованности сельского населения было крупной государственной программой с ощутимым финансированием, то сегодня спасение утопающих оставлено на самих утопающих. В итоге даже оттуда, где есть рабочие места и работает производство, молодые специалисты предпочитают уезжать. В каком-то смысле проблемой современного подхода к сельскому хозяйству становится то, что даже для крупных хозяйств, при использовании современной техники, необходимо заметно меньшее количество людей (примерно в 10-15 раз). А предлагаемый вариант решения вопроса через школы-интернаты приемлем далеко не для всех. В итоге наиболее успешные (читай: менее пьющие) люди уезжают из села, а на их место приходят те, для кого образование не критично - например, мигранты.

    Деревня и земля

    В ситуации, когда продукция сельского хозяйства стала стоить дешевле, чем топливо, необходимое для того, чтобы эту продукцию собрать, единственной ценностью, которой обладали крупные сельскохозяйственные предприятия, осталась земля.

    С принятием нового Земельного кодекса, разрешившего торговлю землёй, многие хозяйства, располагавшиеся у трасс и вблизи городов, были либо сразу скуплены, либо обанкрочены и скуплены. Сельскохозяйственная деятельность при этом либо прекращалась, либо оставлялась только как "прикрытие". Наибольшей стоимостью в России обладает не сельскохозяйственная земля, а земля под застройку. Перевод земель в категорию, разрешающую застройку - сложная процедура, требующая времени и средств. При этом закон формально требует землю сельхозназначения обрабатывать, и если земля не обрабатывается 3 года - она должна изыматься. По счастью, строгость наших законов компенсируется гибкостью при их исполнении. В итоге распахивается только часть земель (обычно поля, которые видно с трассы), что позволяет снизить размер всех видов издержек и не думать об обработке полей, расположенных в глубине территории (т.е. о большей части земель). В итоге даже в центральной России велик процент полей, которые не обрабатывались по 15, а местами и по 20 лет.

    Главный удар в этой ситуации получился даже не по сельскому хозяйству, а по сельской местности. Если раньше здесь был пусть плохой, но хозяин, то сейчас его сменил откровенный временщик. Торговля землей - это настоящий Клондайк. Рост цен в некоторых местах вблизи городов составил десятки тысяч раз. При такой рыночной конъюнктуре оказывается выгодно как можно дольше "держать" землю, что и делает подавляющее большинство владельцев. При этом у них есть текущие расходы - тот же земельный налог, да и остались какие-то жители, работники бывших хозяйств. Если их не кормить, они начнут писать письма и т.д. Поэтому какой-то заработок желательно дать. В итоге людям предлагается, например, вырубать оставшиеся окрестные леса. Все, в том числе работники, понимают, что перспектив у такого подхода в средней полосе (где недостаток лесов) - никаких. Единственное следствие - люди чаще уходят в запой.

      Выводы:

    • Подавляющее большинство современных лендлордов, владеющих через московские фирмы большими территориями, не заинтересовано в развитии этих территорий и ведут себя, как "временщики", чья задача как-то "перекантоваться" до продажи земли. Наличие местных жителей является для них скорее минусом и обременением территории, что влияет на их приоритеты и решения.

    Деревня и администрация

    Вопреки часто встречающемуся убеждению, местная администрация в какой-то момент перестала быть заинтересована в развитии сельской местности. Люди, в т.ч. увлеченные созданием новых сельских проектов, благодаря которым количество людей в деревнях будет возрастать, думают, что их должны поддержать. Но это не так.

    Точнее - на уровне личных отношений конкретный глава района или сельской администрации может и поддержать какой-то проект, однако надо чётко понимать, что с точки зрения местного бюджета они, как правило, не заинтересованы в подобных проектах.

    Как уже не раз говорилось выше, производство сельхозпродуктов в массе своей давно ниже уровня рентабельности. Это не случайность, а закономерность в силу ряда вполне объективных факторов. Практически любой глава района не раз наблюдал очередной многообещающий проект, который вместо планировавшейся крупной отдачи либо еле балансировал на грани рентабельности, либо закрывался совсем. Низкое доверие к новым проектам основано на реальном опыте.

    При этом жителей деревень необходимо обеспечивать школой, медицинской помощью, телефоном, пожарной командой, ремонтировать дорогу, нанимать технику для чистки дороги зимой, ремонтировать линию электропередач, оплачивать горящие в селе по ночам фонари, оплачивать потери в линии и в трансформаторе, и т.д. А если деревня перестает быть населённым пунктом или оттуда все уезжают, то эти очень ощутимые для скудного местного бюджета расходы можно не делать. В итоге для уничтожения деревни как населенного пункта теперь достаточно, чтобы в деревне просто не осталось ни одного прописанного жителя, причем местный муниципалитет будет скорее заинтересован в таком раскладе.

    Справедливости ради заметим, что это не первое серьёзное сокращение числа деревень. Если в 18-19 веках крестьяне часто селились рядом с обрабатываемыми полями в весях и на выселках, то в 20 веке прошло две волны. Одна - "коллективизация" в 20-30-х, когда всех загоняли в колхозы, другая - "укрупнение колхозов" в 50-х. Многие небольшие деревни тогда перестали существовать. Черёд когда-то крупных деревень настал сейчас, после катастрофы в сельском хозяйстве России, растянувшейся на 20 лет.

      Вывод:

    • Сельская администрация поставлена в условия, когда она финансово заинтересована в сокращении количества деревень, что приводит к уменьшению числа сельских населенных пунктов. Когда бывшая деревня перестаёт быть населённым пунктом, возродить в ней жизнь становится заметно сложнее, поскольку администрация не только не обязана этому содействовать, но и часто противится.

    Деревня и дороги

    Как известно, в России есть две беды. В сельской местности вторая российская беда сегодня стала особенно острой. Если в советское время дороги хоть как-то строились и ремонтировались, то в последние годы ими просто никто не занимается. Денег на это нет, и не предвидится. Ниже приведена статистика:

    Таблица 3. Развитие инфраструктуры сельской местности в Калужской области, количество дорог с твердым покрытием.

    2001200220032004200520062007В среднем за год
    5,229,922,310,217,8918,4431,8319,4 км
    Источник: Федеральная Служба Государственной Статистики по Калужской области

    Получается, что в среднем в области за последние годы строится порядка 20 километров сельских дорог в год. Причем злые языки говорят, что точно известно, к чьим дачам ведут эти конкретные дороги.

    Если учесть, что в Калужской области более 3 тысяч населённых пунктов, то получается, что строится в среднем по 6 метров дороги на один населенный пункт в год. Если взять среднее расстояние от села до дороги в 6 километров (что вообще-то не так), то получится, что потребуется больше 1000 лет, чтобы такими темпами дойти до европейского уровня сельской дорожной сети (асфальт к каждому коттеджу). При этом мы не учли, что дороги разрушаются и за эти 1000 лет они разрушатся, скажем мягко, довольно ощутимо.

    Очевидно, сегодня дело не в бедности, а в приоритетах распределения средств. И не надо говорить про климат. При пересечении границы Финляндии качество дорог вырастает на порядок, а климат там похожий. При этом неплохие дороги у финнов идут буквально на каждый хутор. Более того - в последнее время заметной стала разница даже при пересечении границы Белоруссии. Поскольку в Белоруссии удалось сохранить почти советские темпы строительства сельских дорог, сельская дорожная сеть там находится в отличном, по сравнению с Россией, состоянии. Причем она там действительно используется, в результате чего Белоруссия экспортирует продовольствие.

    Характерно, что лендлорды (землевладельцы) не заинтересованы ни в развитии, ни даже в поддержании сети дорог. В одном месте на средства, собранные местными жителями, проводилась отсыпка дороги. Полномочный представитель владельца не только не попытался помочь, а потребовал 1000 рублей с каждой машины земли, поскольку "это его земля берётся" (позднее выяснилось, что местный карьер не относился к "его" земле). В том же ключе относятся к ремонту и прокладке дорог очень часто. В другом месте существенно улучшалась дорога, ведущая к ферме. Хозяева фермы связались с владельцем земли с обеих сторон от дороги и предложили тому поучаствовать в финансировании, поскольку лучшая дорога повышает в том числе и стоимость земли, однако получили краткий и ёмкий ответ: "Просьба с такими вопросами больше не беспокоить. Спасибо". Т.е. "инвестор" по-русски - это "специалист по покупке-продаже", которого не интересуют другие виды операций. Положительные примеры на общем фоне редки, как звёзды в ясный день.

      Выводы:

    • Жить в деревне, куда нельзя доехать, мало кто готов. Дорожная сеть, построенная во времена СССР, сегодня деградирует. При этом ни администрация, ни землевладельцы, как правило, не заинтересованы в восстановлении и прокладке дорог. А у редких сельхозпредприятий на это нет средств. Ухудшение качества дорог стимулирует отъезд из деревень оставшихся жителей и серьёзно тормозит старт новых проектов, поскольку создание дорожной инфраструктуры стоит дорого.

    Заключение

    Кто-то, не слишком знакомый с предметом, может сказать: "Какая-то слишком мрачная картина нарисована, не может такого быть. Ведь кормил же кто-то 140 миллионов населения России в 90-е, в т.ч. после дефолта, когда мы не могли закупать продукты?" Что можно на это ответить... Ниже приведена схема структуры продукции сельского хозяйства по категориям хозяйств (в фактически действовавших ценах; в процентах к итогу).


    Источник: Федеральная Служба Государственной Статистики

    Это официальная статистика, и у федеральной службы нет причин преувеличивать роль населения. Население кормило себя само. Доля личных хозяйств достигла максимума (56,5%) в 2002 году, потом начала медленно снижаться. Показательно, что площадь земель личных подсобных хозяйств составляет примерно 2.5% от площади сельхозугодий страны. Получается, что 5-7% площади сельхозугодий достаточно, чтобы в экстренной ситуации прокормить всю страну (причем располагаются эти угодья фактически во всех климатических поясах России примерно пропорционально проживающей доле населения). Т.е. если завтра границы перекроют - зубы на полку, пожалуй, никто не положит. Вот только заслуга государства в этом не просматривается, скорее наоборот.

      Еще раз кратко основные выводы статьи:

    • В последние годы Россия сознательно наращивала импорт продовольствия (компенсация дефицита и т.д.), серьёзно опустив по сравнению с другими странами импортные пошлины.

    • Также в 90-е годы была в десятки раз снижена государственная поддержка сельского хозяйства, причем в 2000-х поддержка, как доля от ВВП, продолжает снижаться. Это, вкупе с дешевым импортом, сделало нерентабельным многие виды сельхоздеятельности, что привело к огромным долгам или банкротству большинства хозяйств. Активный импорт также демотивирует и личные хозяйства.

    • Стоимость сельхозпродукции в мире будет серьезно расти в ближайшие десятилетия, что может стать проблемой для России при текущем объёме нетто-импорта продовольствия.

    • Население России сейчас сокращается на 0,5-1.0% в год. Для многих наций (в т.ч. молодой американской) культурной, демографической и социальной опорой общества являются семьи, живущие в своих домах на своей земле. В России и сегодня в деревнях рождается больше детей, чем в городе, однако миграция населения в города продолжает стимулироваться государством, что усугубляет проблемы деревни.

    • Одной из важных причин отъезда из деревень является активное сокращение числа сельских школ (-23% за 6 лет в Калужской области). Во многом это отголоски давнего кардинального сокращения их финансирования. При серьёзном росте бюджета России ситуация с финансированием сельских школ не изменялась, изменения тенденции также не проглядываются.

    • В условиях отъезда коренного населения деревни заселяются мигрантами из Средней Азии, на востоке - китайцами, с соответствующим изменением культуры и традиций.

    • Либерализация рынка торговли землей только ухудшила ситуацию, поскольку львиная доля земли выкуплена крупными землевладельцами, никак не заинтересованными в развитии, или хотя бы поддержании населения (скорее оно только мешает).

    • Ни администрация, ни землевладельцы не заинтересованы в поддержании дорожной инфраструктуры, без которой жизнь в деревне замирает.

    • Действующие населенные пункты являются при сложившейся системе финансирования скорее бременем для местных администраций. Чиновники оказались финансово заинтересованы в сокращении числа сельских населенных пунктов, что зачастую существенно влияет на их текущие решения и приоритеты.

    Выше приведены далеко не все факторы, способствующие деградации сельского хозяйства и деревни. Ничего не сказано про систему сельскохозяйственного кредитования, в т.ч. про то, на каких условиях было прокредитовано большинство хозяйств в условиях кризиса весной 2009 года. Ничего не сказано про состояние электрической сети, про уменьшение парка сельхозтехники, про закрытие предприятий, производивших соответствующую технику и т.д. и т.п.

    Общий вывод статьи простой. По совокупности результатов законотворческой деятельности, направлениям финансирования и фактическим приоритетам в области сельскохозяйственной политики можно сделать вывод, что на сегодня России как государству деревня не нужна.

    Изменится ли что-то завтра? Хороший вопрос. Если в условиях мирового финансового кризиса возникнут проблемы с получением продовольствия (что возможно по многим причинам), то необходимость в собственном сельском хозяйстве станет очевидна всем. Другое дело, что быстро поднять эту отрасль крайне сложно. Парадокс заключается в том, что неэффективное сельское хозяйство СССР было разрушено только для того, чтобы на его месте создать еще менее эффективную систему, в которую вообще практически бесполезно вкладывать государственные деньги. Попытки что-то сделать были не раз, но без финансирования подобные программы обречены, а любое денежное вливание по факту стало совершенно неэффективно - львиная доля средств вообще не доходит до адресата, растворяясь по дороге. Поэтому предложить разумную глобальную программу сегодня намного сложнее, чем раньше.

    Так что же теперь - пойти и застрелиться? Попробуем добавить хоть немного позитива. Шестого июня 2009 года президент России Дмитрий Медведев в своей статье по поводу зернового рынка сказал: "Отмечу и то, что возможности расширения посевных площадей в большинстве регионов планеты практически исчерпаны. Россия же занимает лидирующее место в мире по площади и качеству сельскохозяйственных земель. ... Россия ставит задачу... стать для значительной части человечества гарантом продовольственной безопасности. … Мы готовы к дополнительным мерам по повышению эффективности агропромышленного производства, созданию благоприятных условий для внедрения инноваций и обеспечения доступа эффективных сельхозпроизводителей к земле и капиталу". Совершенно правильное понимание ситуации и грамотные слова. Правда, буквально через два дня первый вице-премьер Виктор Зубков выступил с предложением пригласить в Россию инвесторов на 20 миллионов гектаров неиспользуемых ныне сельскохозяйственных земель. Надо понимать, что приглашение внешних инвесторов это плохой сценарий. По нему уже пошла Аргентина (один из довольно крупных экспортеров продовольствия в мире), однако их собственное население в неурожайные годы просто голодает. Т.е. внешний производитель будет в первую очередь беспокоиться о внешних контрактах и прибыли, в то время как внутренний может заботиться и о внутренней продовольственной безопасности своей страны.

    Как уже говорилось, для решения проблем эффективного финансирования нужно решить проблему с коррупцией. О ней регулярно говорят уже много лет, однако от слов к делу перехода пока не было (что только ухудшало ситуацию). В последний год наметились положительные тенденции: стали собираться налоговые декларации не только с чиновников, но и с их родственников, идет изменение антикоррупционного законодательства и т.д. Появилась надежда, что за словами наконец-то последуют соответствующие действия.

    Впрочем, история нашей страны знала много разных примеров, серьёзные действия могут и не последовать. Но в любом случае сегодня каждому стоит знать свой ответ на вопрос: "Что я буду делать, если завтра продукты питания подорожают в разы?" Последний раз Европа переживала глобальное подорожание продуктов весной 2008 года, и тенденция такова, что в ближайшее время подобные скачки цен повторятся еще несколько раз (есть несколько серьёзных причин для этого, начиная от скачков климата и заканчивая возможными потрясениями экономик). По счастью, в последние десятилетия нас регулярно отучали надеяться на государство в этом вопросе, а значит нужно строить стратегии для своей семьи, своего предприятия, своего района, и чем раньше начать, воплощая решения в жизнь, тем проще будет это сделать. Кто-то купит домик в деревне и переселит туда родителей, кто-то договорится о поставках с конкретным фермером, кто-то профинансирует новое сельхозпредприятие. Важно не сидеть, ожидая пока грянет, а действовать, обеспечивая себя качественными хорошими продуктами. При этом, чем больше серьезных активных людей будут вникать в сложившуюся на селе ситуацию, тем сложнее станет чиновникам проводить текущую убийственную для деревни политику. А там, глядишь, и ситуация, наконец, изменится в лучшую сторону не только на словах.


      В статье использованы:
    • Данные "Федеральной службы государственной статистики" - "Россия в цифрах - 2008"
    • Данные "Федеральной Службы Государственной статистики по Калужской области"
    • Данные расчетов журнала "Эксперт", в т.ч. "Эксперт" №22 (611) за 2008 год, "Системная ошибка на сто миллиардов" и "Эксперт" №9 (648) за 2009 год, "Скрипка и сорок оптимистов".

    август 2009 года



    Что может сделать каждый

    И что теперь делать? Опустить руки? Конечно, нет. Если бы население опустило руки в 90-х, то изрядная доля погибла бы с голоду ещё тогда (падение валовой продукции колхозов было в разы из-за кардинального снижения рентабельности, а импортировать было не на что - у страны были огромные долги). Значит что-то делать можно. Что?

    • Для начала хотя бы распространять информацию о том, что такая проблема существует. Напомню, в течении года были попытки опубликовать эту статью, но в итоге все журналы (включая специализированные) отказались ее брать даже в сокращенном виде. Пресса у нас на сегодня совершенно свободная и по ряду причин им некомфортно печатать и распространять подобную информацию.
    • При этом я не призываю ставить ссылки на эту статью. Гораздо важнее - собирать и писать новую аналитику, максимально точную и объективную. Кто ездил по сельской местности (особенно ближе к северу), те все это видели своими глазами, но по ряду причин найти что-либо более внятное, чем эмоциональную публикацию в газете - крайне сложно. Фактически нет публикаций о причинах явлений и о том, почему дальше ситуация может серьезно ухудшаться.
    • И надо понимать, что сейчас государством в лице Госдумы закладывается прочный фундамент для дальнейшего ухудшения положения сельских жителей. Одно из серьезных направлений - законотворчество. Оно сегодня поставлено так, что вдруг делает незаконным образ жизни местных жителей, которым они жили десятилетиями. Например:
      • Незаконным стало строительство домов, если строить дома так, как их строили испокон веку. Сейчас формально необходимо сначала утвердить проект (недешевое удовольствие), потом получить на него разрешение и дальше еще ряд формальностей (требующих походов к чиновникам) во время строительства соблюсти. Понятно, что никто так не делает. Однако сильные этой страны не устают повторять, что они строят правовое государство, а это означает, что рано или поздно придут серьезные государственные служащие и строго спросят за не по закону оформленное строительство. Да, понятно, что за взятку все решится. Но мы если это не усложнение жизни сельскому жителю, то что это? Формально - забота о качестве строительства.
      • К слову скоро станет незаконной работа сельских печников, эта деятельность готовится стать и лицензируемой, и регулируемой. Печников и так-то мало осталось, спрос слишком невелик. Очевидно, что кому-то этого показалось мало (в данном случае - МЧС, которая таким образом заботится о том, чтобы в деревнях было меньше пожаров).
      • Кардинально усложнена заготовка дров, в частности если ранее бумагу (на одну страницу) выписывал местный лесничий, то теперь требуется договор, который должен подписывать государственный чиновник рангом не ниже, чем замминистра области (sic!). Причем максимальный срок действия договора - месяц, а для его оформления необходимо минимум четыре поездки в райцентр. И это не издевательство, это новое законодательство (с 2008 года). Понятно, что дрова критичны для проживания на большей части территории страны. И также понятно, что в разы выросла незаконная заготовка дров, с которой государство через некоторое время начнет решительно бороться.
      • Во многих местах незаконными стали традиционные рыболовство и охота. Как правило, это связано с введением квот и едиными правилами для всей страны без учета реалий в кардинально разных условиях. Формально это забота об устойчивом использовании ресурсов, но фактически это мощная основа для взяток на местах, при том, что массовое варварское уничтожение ресурсов никто не отменял.
      • Незаконными стали сбор ягод и грибов, теперь формально для этой деятельности необходимо брать в аренду или субаренду соответствующий участок леса. Если учесть, что многие жители в последние годы жили со сбора грибов, клюквы, малины, брусники, морошки понятно, как их обрадовала такая забота госудраства. Многие о ней пока не знают, но безусловно узнают, когда местные чиновники до них доберутся в процессе построения правового государства (или, если уж говорить о реальных причинах, личного благосостояния).
      • В новых законах много "маленьких подарков", например, в соответствии с новым Лесным кодексом и ФЗ "О пожарной безопасности" привлечение добровольцев к тушению лесных пожаров незаконно. Чем радостно воспользовались ретивые чиновники, попытавшись привлечь к ответственности ряд добровольцев в конце лета 2010 года. Понятно, что маразм, но "Dura lex sed lex", а новые законы у нас такие, какими они создаются.
      • В последней реформе образования "забыты" домашнее обучение и экстернат, две формы, активно использовавшиеся для того, чтобы дети жили в деревне с родителями, если школа не рядом. Будем надеяться, что их окончательно не отменят, но если это произойдет - это будет серьезный удар, причем весьма пострадают семьи, где мамы сами занимаются с детьми (особенно на этапе начальных классов), вместо того, чтобы отдавать их в сельские интернаты. Часто это наиболее образованные семьи, в т.ч. еще оставшиеся семьи специалистов.
    • Увы, останавливаться на достигнутом чиновники явно не собираются. В ближайшие годы с сельских жителей строго спросят за использование дешевых лампочек (изьяв их и обязав купить дорогие), строго спросят за отсутствие вакцинации коров, коз, собак и кошек, готовятся новые правила содержания пчел, которые позволял любому дачнику фактически перекрыть возможность постоянно живущим по соседству селянам содержать пчел и т.д. и т.п. Отдельно готовится забота о сельских детях, условия жизни которых заведомо не удовлетворяют критериям ювенальной юстиции. И это при том, что даже сейчас официально усыновить/удочерить ребенка из детдома в сельский дом заметно сложнее, чем в городскую квартиру (при том, что чиновницы сами в личной беседе признают, что в сельском доме детям явно лучше, но таковы правила). В общем забота государства о сельских жителях фактически беспредельна (во многом из-за того, что на сколь угодно дикие законы практически не раздается возражений, селяне представляют собой гораздо более благодатную почву для творцов законов, по сравнению с горожанами). Очень многое из заложенного в законы пока не работает в т.ч. и из-за того, что на местах встречаются нормальные разумные чиновники. Но очевидно, что новые появляющиеся возможности будут использоваться все шире, поскольку они кардинально расширяют базу для взяток.

    Еще раз кратко основное:

    • Большинство происходящих на селе изменений к худшему имеют глубокие системные корни, однако практически не встречается их анализ и, что важнее, анализ положительных редких примеров. А это (особенно второе) критично, если вообще говорить о попытке возрождения чего бы то ни было.
    • Т.е. крайне важно понять причины явлений, понять причины, почему где-то что-то сохранилось или было создано, чтобы развернуть ситуацию. Как правило те, у кого что-то получилось очень хорошо знают, почему это произошло, что им сильнее всего мешало и что им сильнее всего могло помешать. Однако массово люди пока не дошли даже до осознания, что деградация деревни - это проблема. Анализировать успешные случаи (например, чтобы сделать законотворчество более осмысленным) пока никто даже не пытается. Фактически нет ресурсов, где бы подобная информация была аккуратно собрана (и для того, чтобы продвигать тему их нужно создать). Понятно, что пока государству осмысленная деятельность в деревне не интересна, но есть шанс, что подобная ситуация не вечна, поэтому сбор подобной информации потенциально мог бы очень и очень помочь.
    • Как показала практика не так просто дочитать предыдущую большую статью :), поэтотому повторим вывод из нее: Сегодня каждому стоит знать свой ответ на вопрос: "Что я буду делать, если завтра продукты питания подорожают в разы?" Последний раз Европа переживала глобальное подорожание продуктов весной 2008 года, и тенденция такова, что в ближайшее время подобные скачки цен повторятся еще несколько раз (есть несколько серьёзных причин для этого, начиная от скачков климата и заканчивая возможными потрясениями экономик). По счастью, в последние десятилетия нас регулярно отучали надеяться на государство в этом вопросе, а значит нужно строить стратегии для своей семьи, своего предприятия, своего района, и чем раньше начать, воплощая решения в жизнь, тем проще будет это сделать. Кто-то купит домик в деревне и переселит туда родителей, кто-то договорится о поставках с конкретным фермером, кто-то профинансирует новое сельхозпредприятие. Важно не сидеть, ожидая пока грянет, а действовать, обеспечивая себя качественными хорошими продуктами. При этом, чем больше серьезных активных людей будут вникать в сложившуюся на селе ситуацию, тем сложнее станет чиновникам проводить текущую убийственную для деревни политику. А там, глядишь, и ситуация, наконец, изменится в лучшую сторону не только на словах.

    Удачи всем в реальных делах!

    ноябрь 2010 года



    Информация к размышлению

    Газета "Коммерсантъ" N 179 (4479) от 28.09.2010:

    Вчера в Женеве министр сельского хозяйства Елена Скрынник гарантировала представителям США и 19 других стран, что до 2012 года объем господдержки российского агропромышленного комплекса (АПК) не увеличится, а в 2013-2017 годах сократится более чем вдвое.

    Источник: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1512024



    28 ноября 2010 "Первый канал" показал передачу Владимира Познера, в гостя у которого был cоциолог, футуролог, президент Международной академии прогнозирования, доктор исторических наук, профессор, академик Российской академии образования, председатель Педагогического общества России Игорь Васильевич Бестужев-Лада.

    В.ПОЗНЕР: Вы – ученый; и ученые обдумывают, как правило, свои слова и тщательно взвешивают, что они говорят. И вот я встречаю такое ваше высказывание: "Шесть миллиардов человек на Земле жить не могут – это безобразие. Представьте, если бы на Земле жило шесть миллиардов слонов или крокодилов; а человек гораздо вредоносней, чем слон или крокодил. На Земле должно жить от 300 до 900 миллионов человек. Сегодня человечество для планеты – это просто нарыв, который надо устранить". Во-первых, я хочу вас спросить, каким образом вы предлагаете устранить нарыв размером в пять миллиардов человек?

    И.БЕСТУЖЕВ-ЛАДА: ... На протяжении ближайших ста лет, на протяжении XXI века на Западе и у нас, в Евразии, сложилась система, где каждые два родителя, в среднем, дают, в следующем поколении, одного родителя. Молодежь от 18 до 25 лет, на которую падала основная нагрузка по деторождению, сейчас вся в вузах или на работе - где угодно, но только не замужем и не рожает.

    В.ПОЗНЕР: Должен я понимать вас так, что вы мне сейчас говорите о том, что, мол, потерпите, естественно это уменьшится?

    И.БЕСТУЖЕВ-ЛАДА: Естественно: именно так и я хочу. Никому не надо умирать. Просто, переезжая в город (а этот процесс сейчас разворачивается мучительно), человек перестает испытывать потребность в семье и детях; и поэтому начинается вымирание. Но по инерции в третьем мире… В Китае это приторможено, а в Индии, в Африке, в Латинской Америке мы все еще имеем рост населения. По расчету демографов, уже не футурологов, а демографов, специалистов по тому, как развивается численность человечества, примерно еще 2-3 века мы получим 2-3 миллиарда лишних людей.

    В.ПОЗНЕР: То есть мы подойдем где-то к 9 миллиардам?

    И.БЕСТУЖЕВ-ЛАДА: Где-то 8-9 миллиардов. Но поскольку эти люди стремительно миллиардами же уходят в города и меняют свой образ жизни, и мы видим, что это происходит, те же расчеты показывают, что после этих 9-ти миллиардов начнется стремительное сокращение людей.

    В.ПОЗНЕР: Вымирание практически.

    И.БЕСТУЖЕВ-ЛАДА: Желательно не до нуля, а до оптимума. 300-900 миллионов человек.

    Источник: http://www.1tv.ru/prj/pozner/vypusk/print_version/5428



    16 ноября 2010 в номере 216 газеты "Ведомости" была опубликована статья "Передел России". Ниже цитаты из нее:

    В правительстве и администрации президента работают над совершенствованием территориальной организации России. "Ведомости" ознакомились с предложениями о переделе карты России.

    ... Нынешняя территориальная организация несовершенна, говорится в документе: территориальные органы федеральных органов власти находятся не там, где нужно, а там, где есть лимиты на предельную численность сотрудников, оптимизация сети школ, поликлиник, больниц, почты, отделений Сбербанка снижает качество жизни на сельских территориях и в малых городах.

    Сейчас 90% городов России — малые города с населением до 100 000 человек, половина из которых монопрофильные: их производство адаптировано к одному сегменту рынка. Из-за этого в стране кризис городского расселения: население большей части моногородов законсервировано, возможности для восстановления его потенциала нет. Число жителей не растет, институты социализации городского типа (школы, институты, театры, музеи) почти отсутствуют.

    Развивать малые города бесперспективно, сказано в документе. Надо идти другим путем: создать общие условия для ускоренной миграции населения из монопрофильных городов в большие и таким образом обеспечить перевод процесса урбанизации на качественно иную основу.

    Источник: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/249680/peredel_rossii

    В выше в статье перечислялись новые законы, которые существенно усложняют жизнь на селе (кардинальное усложнение процедуры оформления дров, кардинальное усложнение оформления строительства, незаконные охота, рыбалка, сбор ягод и грибов). В этом плане нет никаких сомнений, что государство в состоянии "создать условия для ускоренной миграции населения из монопрофильных городов в большие". Скорее всего будет применен традиционный способ введения дополнительного регулирования, а соответствующие бумажки можно будет получить только в центре агломерации. Подобным образом уже поступили с дровами, когда каждый договор на их заготовку для семьи ездит на подпись в областной центр и обратно. Поскольку общая тенденция заключается в увеличении количества чиновников, малым городам следует ожидать дополнительного регулирования в базовых вопросах, важных в повседневной жизни (допрегулирование некритичных для жизни вопросов не будет являться достаточным стимулом для ускоренной миграции населения). Также явно было озвучено приоритетное развитие агломераций, что на практике может привести к использованию других проверенных методов, в частности ускорению сокращения школ в малых городах, практически полному прекращению финансирования дорог и прочей инфраструктуры. Эти методы, как показала практика деревни, также весьма действенны.

    Единственное - не очень понятна цель этих действий. Китай, несмотря на мощное международное давление, явно не слишком активно принимает действия по снижению населения. В этом плане не очень понятно, какой смысл принимать подобные меры России, население которой и так довольно быстро сокращается (в процентах - там вроде и немного, однако в 2000 в школы пошло почти вдвое меньше первоклассников, чем в 1990-м, и уменьшение репродуктивной базы населения продолжается хорошими темпами, хоть ситуация и улучшилась в последние 3 года).



    Видео по теме

    Справка: С 2001 по 2011 население России уменьшилось на 2.2 миллиона человек. С 2000 по 2010 население США увеличилось на 27 миллионов. Ранее население России стабильно и быстро росло с 1950 по 1990 (увеличившись за это время на 43 миллиона человек).

    Клип на песню Игоря Растеряева "Ромашки", хорошо передающую ощущения на селе и от современного российского села (в конце тонкий намек на появления чайна-таунов во многих сибирских городах).

    Ну и чтобы все не так грустно было - ноговогоднее интервью с Дмитрием Медведевым (29 декабря 2010 года). Если бы еще не было раз за разом повторяющейся ситуации, когда президент (что Путин, что Медведев) говорит одно, а потом на деле все становится еще хуже - вообще здорово бы было. Тем не менее разумные вещи по крайней мере говорятся:


    Другие наши мысли и опыт




    Некоммерческое партнёрство "Ковчег"
    Калужская область, Малоярославецкий район
    E-mail: kovcheg@eco-kovcheg.ru